Анонимное лечение наркомании - Звоните

Интервенция - или Принудительное лечение наркозависимых

Наркотическая зависимость это болезнь, которая нуждается в лечении. К сожалению, большинство пациентов не способны прийти к такому заключению самостоятельно. Уговоры близких и родных остаются неуслышанными. Выходом из патовой ситуации становится интервенция.

Интервенция – это «вторжение» в личную жизнь наркозависимого, с целью оказания помощи. Такая процедура абсолютно законна и достаточно эффективна. Мотивационная консультация, цель которой преодоление отказа от лечения, проводится специалистом наркологом-психиатром и способна убедить больного в необходимости прохождения реабилитации.

Медицинский персонал «Центра Реабилитации Вита», задействованный в интервенции, отличается чуткостью, внимательностью и готовностью к диалогу. Именно эти качества помогают расположить пациента к позитивному восприятию происходящего.

Наши специалисты способны найти подход к любому наркозависимому, создать устойчивые доверительные отношения и только после этого направить (подтолкнуть) к принятию важного решения о необходимости лечения.

Алгоритм прохождения интервенции

Интервенция, в 100% случаев инициируется родственниками или друзьями пациента. Достаточно звонка или личного посещения клиники, чтобы договорится о проведении данной процедуры. Чаще всего интервенция используется при работе с наркозависимыми больными. В случае с алкоголиками эта процедура носит менее выраженный характер (достаточно непродолжительной беседы для формирования верного решения).

В оговоренный день и время специалисты нашего центра приезжают домой к наркозависимому. При этом в помещении должны присутствовать родственники, которые непосредственно заинтересованы в лечении члена своей семьи. В первые минуты наркоман категорически отказывается от общения и это является абсолютно нормальной реакцией.

Диалог будет строиться на взаимодействии родственников и врача-нарколога. Никаких поучений или открытых убеждений! Общие фразы, цепляющие истории из жизни наркозависимых, примеры и удачные сравнения. Главная цель происходящего – «зацепить» больного, вовлечь его в общую беседу. Как правило, в какой-то момент наркоман перестает игнорировать специалиста, он начинает спорить с ним или оправдываться. Это важный переломный момент интервенции!

Процедура «убеждения» может занять до 9 часов. При этом пациент проходит несколько психологических стадий (гнев, отрицание, сомнение и осознание). Наркозависимый постепенно приходит к открытию – он болен и нуждается в серьезном лечении. Правильно проведенная интервенция дает до 90% положительных результатов. Это значит, что 9 из 10 наркоманов соглашаются на дальнейшую реабилитацию.

Лечение наркозависимых пациентов

Психика зависимых пациентов достаточно неустойчива. Если согласие на лечение получено, нужно действовать очень быстро. Это значит, что если родственники пациента принимают решение о проведении интервенции – они должны быть готовы к последующей быстрой госпитализации.

«Центр Реабилитации Вита» на ближайшие несколько месяцев станет новым домом для наркозависимого. Здесь он пройдет первичную процедуру очищения организма от следов допинга (наркотики, алкоголь). Затем наступит черед психологической реабилитации, которая поможет выявить и решить личностно-психологические проблемы, приведшие к употреблению психо-активных веществ. Будет сформирована стойка внутренняя самомотивация на отказ от принятия наркотиков.

Дальнейшая амбулаторная реабилитация, которая включает в себя социальную адаптацию, возможное трудоустройство и обучение по новой специальности, поможет укрепить желание пациента начать новую жизнь без наркотиков.

«Центр Реабилитации Вита» гарантирует полную анонимность своих услуг. Реабилитация зависимых по нашей методике имеет высокие показатели эффективности. До 90% пациентов, которые прошли полную программу реабилитации, вернулись к здоровому образу жизни и успешно интегрировались в социум.

При этом мы предоставляем пожизненную гарантию на свои услуги. Это значит, что если больной прошел лечение и вернулся к пагубной привычке, мы возьмем на себя все финансовые расходы по повторному курсу реабилитации.

Мы всегда готовы ответить на ваши вопросы или записать на лечение, для этого обращайтесь на горячую линию центра

Из истории вопроса

Принудительное лечение наркозависимых пациентов

Принудительное лечение наркозависимости
Перефразируя известное выражение, можно сказать, что призрак принудительного лечения наркозависимых (ПЛ) после продолжительного забвения вот уже несколько лет (примерно с 1998 года) снова бродит по Европе. В доказательство можно привести ряд симптоматичных индикаторов.

В частности, в 30-м докладе экспертов ВОЗ (1998) принудительное лечение рассматривается как данность, - с оговорками, но вне оценочных категорий. В том же году в России состоялся симпозиум ВОЗ по этой проблеме с широким представительством скандинавских стран и стран постсоветского пространства, практикующих принудительное лечение наркозависимых. Широкой дискуссии с участием европейских экспертов на нем не произошло, резолюция не принималась, но материалы симпозиума были изданы с опозданием в несколько лет.

Незадолго перед этим ВОЗ опубликовала по проблемной теме небольшую работу своего эксперта Нины Рен, которая попыталась проанализировать практику применения ПЛ в восточных странах, главным образом на постсоветском пространстве, понять ее обоснование и найти ей место в общем ряду существующих терапевтических подходов.

Появились публикации, положительно трактующие результаты шведского опыта применения ПЛ в отношении несовершеннолетних. В 2001 году впервые за много лет в европейской стране (Голландия) был принят новый закон о ПЛ тяжелых больных наркоманией. В 2002 году NIDA (Американский национальный институт наркомании) в своих юбилейных тезисах по лечению наркозависимости признал, что и принудительное лечение может быть эффективным. Наконец, в России с 2002 г. на основании распоряжение Президента страны проводится работа по созданию нормативно-правовой базы принудительного лечения больных наркоманией.

Принудительное лечение аддикций
Спады и подъемы интереса к ПЛ были и ранее. Процесс этот носит маятникообразный характер: интерес > охлаждение > интерес. Последний цикл связывают с эпидемией ВИЧ. Сначала распространение ВИЧ-инфекции способствовало либерализации отношения к потребителям ПАВ из страха конфронтации с больными, но в последнее время интерес к ПЛ в некоторых странах снова оживился из страха потерять контроль над эпидемией.

Однако существуют и более глубокие, постоянно действующие факторы, влияющие на формирование отношения к этой проблеме. Всегда были политики, предлагающие простые и внешне эффективные способы решения сложных социально-биологических проблем, и всегда были специалисты-практики, предпочитающие жесткие, рискованные методы лечения. В психиатрии и наркологии издавна идет борьба между деонтологическим подходом к лечению, в основе которого – права личности, принцип «не навреди», требование наименее травмирующих форм и условий лечения, и прагматическим подходом, в основе которого – поиски быстрого успеха любой ценой, неразборчивость в средствах, коммерциализация помощи, равнодушие к ее отдаленным последствиям.

Прагматический подход в последнее время начинает преобладать, чему способствуют: радикализация общества (фундаментализм, антиглобализм), политическая и экономическая напряженность, частые военные конфликты и терроризм, способствовавшие снижению приемлемого порога насилия в обществе до небывало низкого уровня, высокий уровень распространенности наркомании и продолжающийся рост ВИЧ-инфицирования и СПИДА, недостаточная доступность и эффективность традиционных методов лечения, а также снижение правозащитной активности.

Справедливости ради надо сказать, что принуждение и патернализм, как составные части прагматического подхода, органически присущи психиатрии и наркологии, и всегда в той или иной степени будут иметь место; в этом специфика названных медицинских дисциплин. Но принуждение к лечению и принудительное лечение – это все-таки разные вещи. Кроме того, локус применения и эффективность принудительноего лечения в психиатрии и наркологии существенно различаются.

Сторонники концепции принудитльного лечения наркозависимых, циркулирующей в современном обществе, ссылаются на несколько постулатов, вытекающих один из другого:

  • Лечение больного алкоголизмом или наркоманией почти никогда нельзя считать полностью добровольным (в том смысле, что больной сам решает обратиться за помощью и способен пройти лечение до конца); в действительности его постоянно к этому побуждают, подталкивают и направляют.
  • Существуют различные степени добровольности, и само добровольное лечение может принимать различные формы, включающие в себя разные виды принуждения; иными словами в рамках добровольного лечения возможны разные уровни свободы и ограничений, регулирующие все этапы этого процесса: от поступления до выписки.
  • Границы между добровольным и недобровольным лечением, а также между недобровольным и принудительным лечением весьма искусственны и расплывчаты; поэтому ПЛ не следует противопоставлять добровольному, поскольку они находятся в одной цепи возможных вариантов оказания помощи больным.

Небесспорность этих положений очевидна, но труднодоказуема в рамках абстрактно-теоретического спора. Ясно, что не хватает здесь, по крайней мере, еще двух критериев: эффективности (полезности) и нравственности (деонтологичности) принудительного лечения наркозависимых пациентов. Правда, там, где в национальном законодательстве существует норма о ПЛ, она опирается на ряд этических принципов патерналистской направленности:

  • Принцип превентивного социального контроля, основанный на представлении о реальной и ли потенциальной опасности больного для других лиц и общества в целом.
  • Принцип необходимости оказания медицинской помощи, основанный на утверждении, что недобровольное (принудительное) лечение отвечает интересам самого больного.
  • Принцип предварительной договоренности с больным относительно возможности его принудительного лечения, если он захочет преждевременно прекратить лечение, начатое им добровольно. (В литературе существует определение такой ситуации как «гомерическое лечение» - по аналогии со случаем, описанным Гомером в «Одиссее», когда герой приказал привязать себя к мачте корабля, чтобы устоять перед прекрасным пением коварных сирен).
  • Принцип презумпции последующего согласия больного с проведенным ему принудительным лечением.

Принудительное лечение наркозависимости

Принудительное лечение от наркомании
Противники концепции принудительного лечения наркологических больных считают, что приведенные выше этические принципы безнадежно устарели, поскольку исходят из неоправданной в большинстве случаев уверенности в успехе лечения, безосновательно преувеличивают роль врача, непригодны к применению в другой системе этических координат, каковой является современная биомедицинская этика, в центре которой - автономия личности. Поэтому, следование указанным патерналистским принципам приводит к нарушению законных прав больных, оправдывает возможные злоупотребления насилием и провоцирует безнаказанность за возможный моральный или физический ущерб, нанесенный больному.

Эффективность принудительного лечения наркозависимых

Мнения различных исследователей, прежде всего отечественных, особенно поляризованы. Однако представителям обеих крайних точек зрения не хватает фактического материала. В результате, понятия эффективности\неэффективности часто подменяются понятиями целесообразности\нецелесообразности, и дискуссия о принудительное лечение наркозависимых переносится из научно-практической сферы в политико-идеологическую.

Следует с сожалением признать, что научных источников по теме незаслуженно мало, в отечественной литературе их вообще единицы, особенно если речь идет о системных или обзорных работах. В связи с тем, что принудительное лечение наркологических больных в России было организовано преимущественно в рамках системы МВД, исследовательские инициативы носили обычно внутриведомственный характер и публиковались в основном в закрытой печати, доступность которой за прошедшие годы существенно не повысилась по причинам, главным образом, организационно-технического характера. Возможно поэтому бегло перечисленные выше теоретические вопросы, связанные с принудительным лечением наркоманов, равно как и практическая деятельность учреждений, занимающихся принудительным лечением, так и не стали фактом научного обихода и предметом широких заинтересованных дискуссий, которые позволили бы аккумулировать и оценить приобретенный опыт. Отсюда кажется вполне естественным появление в последнее время различных мифологем, иллюзорно отражающих как пороки, так и достижения модели ПЛ, длительное время существовавшей в России, и не способствующих выбору адекватного ответа новым вызовам наркологической ситуации в стране.

Принудительное лечение от наркозависимости
Настоящим пособием авторы преследовали цель хотя бы частично восполнить существующий дефицит информации в проблемной области и на основании изучения массива документов, научных источников, публицистических материалов, а также личного опыта ознакомления с деятельностью ряда российских учреждений для принудительного лечения и общения с многочисленными больными, побывавшими в них, представить более-менее систематизированное изложение истории развития концепции ПЛ больных наркологического профиля в России и за рубежом в ее динамике, акцентируя внимание на организационных, нормативно-правовых, этических вопросах принудительного лечения наркозависимых, его эффективности, а также современной тенденции трансформации концепции ПЛ в контексте правозащитных приоритетов и позиции ВОЗ

Опыт принудительного лечения наркозависимых.

В России в той или иной мере применялись все известные меры понуждения и принуждения к лечению больных наркоманией, причем нередко - в наиболее жесткой, репрессивной форме. И в той же России в 1993 году эта система, просуществовавшая без малого почти 30 лет, была радикально и быстро демонтирована, так и не решив ни одной из поставленных перед ней задач.

Какой опыт, в том числе этический, получен за время существования этой системы? Как он учитывается в настоящее время? Принято считать, что в случае принудительного лечения наркорзависимости имеется возможность охвата терапией или, скорее, тем, что мы называем терапией, широкого круга больных - с надеждой на то, что какая-то, пусть и очень небольшая, ее часть все-таки выйдет в стойкую ремиссию, большинство хотя бы изменит в лучшую сторону паттерн потребления психоактивных веществ, а семьи больных получат на какое-то время «передышку».

Принудительное лечение от наркотиков
Однако имеющиеся в российской научной литературе сравнительные клинико-социальные исследования показывают, что частота и качество ремиссий после ПЛ были значительно ниже тех, что имели место после добровольного лечения; адаптация больных после принудительного лечния у наркозависимых была существенно хуже, чем у тех, кто лечился добровольно или вообще стационарно не лечился; пребывание на принудительном лечениинеизбежно вело к появлению у больных дополнительных социально-психологических проблем на семейном, бытовом, профессиональном уровнях, а массовое применение принудительного лечения способствовало появлению в популяции сильного социального напряжения.

В целом можно констатировать, что реализованная в свое время в России система понуждения и принуждения больных наркологического профиля к лечению оказалась крайне неэффективной и расточительной.

В настоящее время в России де юре нет принудительного лечения больных наркоманией Ни в какой форме. Ни для больных-правонарушителей, ни для законопослушных больных. И это, несомненно, связано с негативной оценкой прошлого опыта. Можно даже сказать, что неудовлетворительный итог описанной выше социальной практики в значительной мере дискредитировал в России саму идею принудительного лечения наркологических больных.

Принудительное лечение наркомании и этика

Была ли этически порочной практика тотального принуждения? И насколько этически корректна современная тактика отказа от любых форм принуждения и даже принуждения к лечению наркологических больных, по сути дела являющаяся выражением равнодушия к ним со стороны общества и государства? К сожалению, в обществе нет дискуссий на эту тему. Ни властные структуры, ни профессиональное сообщество, ни даже правозащитные организации не интересуются этическими проблемами наркологии.

Целесообразно остановиться на главном вопросе: об этическом оправдании принудительного лечения наркозависимых. Не так важно, есть ли для ПЛ правовые основания или нет, и какова степень обязательности для врача применять эти права, и, соответственно, - какова мера ответственности врача за отказ их применять. Важнее другое: можно ли в принципе этически оправдать ПЛ? Во всех случаях? Только в некоторых, строго регламентированных случаях? Только в виде исключения?

Этическая парадигма, в рамках которой выстраивалась в России описанная система принудительного лечения наркозависимых больных, была патерналистской. Причем сначала в варианте, можно сказать, «оптимистического патернализма»: «Мы знаем, что делаем, делайте, как вам говорят, и все будет хорошо». Т.е. патернализм с верой в исход дела. Господствующий принцип: главное - заставить лечиться, а дальше – дело техники.

Аргументы за принудительное лечение наркозависимых больных

При этом в пользу патерналистского подхода существовала целая система аргументов:

  • Есть профессиональные знания, методы и навыки лечения, которые могут привести к выздоровлению, особенно если им неукоснительно следовать;
  • Есть больные, критические способности которых (равно как интеллектуальные, аффективно-волевые и личностные качества) нарушены или недоразвиты вследствие болезни;
  • Наркологические заболевания нужно лечить, поскольку это социально значимые заболевания;
  • Больной должен заботиться о своем здоровье, поскольку оно часть общественного блага;
  • Врач должен выполнять свой долг – лечить больного;
  • Больной не может помочь себе, поэтому он должен слушаться врача;
  • Врач должен не только указать путь лечения (назначить лечение), но и обеспечить, чтобы больной следовал по этому пути, даже преодолевая его сопротивление;
  • Отказаться от принуждения больного к лечению - значит оставить его без помощи, нарушить врачебный долг, тем более, что это чревато ухудшением психического и социального статуса больного.
  • Даже если успех ПЛ конкретного больного окажется весьма скромным, его все равно следует применять, хотя бы в целях облегчения положения семьи больного.

Принудительное лечение при наркомании
Выглядит этически корректно. Особенно, если учесть условия и обстоятельства существования этой разновидности патернализма – тоталитарный общественный строй с идеологией принуждения, концепцией целесообразности и верой в обладание истиной в последней инстанции в сочетании с идеально подогнанной законодательной базой (социально значимые болезни, обязанность лечиться, принудительное лечение в виде альтернативы и т.д.).

Вне описанной выше системы взглядов такого рода патернализм применительно к большинству наркологических больных выглядит безответственным - потому, что не отвечает за последствия, неэффективным - потому, что не решает ни медицинских, ни социальных задач, ни на индивидуальном, ни на популяционном уровне, затратно-расточительным - поскольку впустую транжирит общественные ресурсы, ущемляющим права человека - поскольку ограничивает его свободу, выбор профессии и т.д.), а также ухудшающим социальное положение больного - поскольку низводит его на уровень антиобщественного и даже преступного элемента,- а в некоторых случаях – соматическое и психическое состояние больного.

Что касается ссылок на «передышку» для семьи, то это вообще не имеет отношения к врачебной этике. Это, скорее, из области социальной защиты и правоохранительной практики, но не практики здравоохранения.

В целом, патерналистский подход, несмотря на этически приемлемые ожидания, на практике, применяемый к больным наркологического профиля огульно, недифференцированно, часто ведет к нарушению одного из краеугольных принципов медицинской этики – «не навреди».

Принудительное лечение наркозависимых – правовой аспект

Принудительное лечение наркомана
В нашем быстро меняющемся мире радикально меняется и врачебная этика. Мы являемся свидетелями смены этических парадигм – от патернализма к биомедицинской этике (биоэтике). Это, как известно, непатерналистская врачебная этика. Если в рамках патерналистской этики пациент всегда считается этически некомпетентным, то в рамках биоэтики он, наоборот, этически компетентен. Приоритетной ценностью признается моральная автономия личности. Ответственность за принятие решения распределяется между врачом и пациентом. Система ценностей, определяющая моральный выбор врача и больного, не связана жестко с медицинской традицией, поскольку прежде всего основывается на приоритете прав пациента, а не врача. В этой этической системе, опирающейся на ряд принципов ( автономия личности, непричинение вреда, благодеяние, справедливость), этических норм (правдивость, приватность, конфиденциальность, лояльность, компетентность) и вытекающих из них этических стандартов поведения врача, нет места принуждению.

Общие принципы и нормы биомедицинской этики безусловно распространяются на сферу профессиональной деятельности психиатров и психиатров-наркологов. Однако некоторые принципиально важные особенности психиатрии и наркологии создают определенную специфику практической деятельности врача. Возникающие в связи с этим этические проблемы часто не могут быть решены с помощью аналогий с другими областями медицины и требуют специального подхода.

Лечить наркозависимость принудительно - это выход?!

Для патерналистской системы – это опасность переоценить (преувеличить) степень частичной (условно говоря) недееспособности больного – степени снижения у него критики, дефицита образования, недоразвития или снижения интеллекта, степени незрелости личности и т.д. В результате право и обязанность врача лечить легко трансформируется в право навязывать больному лечение и обязанность больного лечиться.

В рамках биоэтики опасно переоценивать автономию личности в ущерб автономии других лиц и интересов общества, оправдывать благую цель любыми средствами ее достижения или гипертрофировать идею полезности, которая может привести к тому, что интересы больного будут принесены в жертву интересам общества. Полезно помнить, что завышенную оценку интересов общества биоэтика квалифицирует как несправедливость в отношении больного.

Принудительное лечение зависимых - допустимо

Если вернуться к вопросам, поставленным в начале статьи, то с учетом сказанного, применение принудительного лечения в отношении наркологического больного, по-видимому, этически оправдано лишь в тех случаях, когда врач, решая за больного вопросы медицинского и связанного с ним вмешательства, может гарантировать больному выздоровление, или стойкую ремиссию, или хотя бы существенное улучшение его состояния, которые могли бы компенсировать больному временную потерю автономности. Если же врач не может дать такой гарантии или перекладывает ответственность за конечный результат лечения на больного, то его право на принудительное лечение наркозависимости выглядит этически неубедительно.

ПЛ в ущерб интересам больного – это нонсенс. Лечение не может быть наказанием, его медицинской разновидностью. Принудительное лечение наркозависимых должно применяться только с целью благодеяния больному. Оно в любом случае должно снимать проблемы, имеющиеся у больного, облегчать его состояние и положение, а не создавать больному новые трудности, ухудшая его психосоциальный статус.

Принуждение – область эксквизитная, поэтому применение принудительного лечение наркоманов должно быть строго ограничено теми случаями, где без него нельзя обойтись и где оно может быть эффективным. Иными словами, этически оправдано применение ПЛ только по медицинским (психиатрическим) показаниям, которые должны быть строго регламентированы законом.

Социальные показания к принудительному лечению наркозависимых

Лечение наркомании принудительно
Так называемые «социальные показания» не должны быть основанием для назначения ПЛ лицам, не совершившим преступления. Это тем более важно сейчас, когда в связи с распространением ВИЧ/СПИДа интерес к принудительному лечению наркозависимых несколько оживился. Однако надежда на то, что подобная мера может остановить распространение эпидемии, иллюзорна. Это может дать лишь кратковременный эффект. В дальнейшем легко прогнозируется снижение обращаемости за тестированием и лечением, диссимуляция, самолечение, рост осложнений, смертности, психологические аберрации вирусоносителей, сопровождающиеся оппозицией обществу, обвинительными тенденциями, сексуальной агрессией, и далее – неконтролируемый рост эпидемии. В некоторых странах вовремя заметили эту угрозу, и вместо конфронтации с наркоманами взяли на вооружение тактику компромисса.

Если вернуться в практическую плоскость, то говорить об этической оправданности принудительного лечения возможно лишь в трех случаях:

  • при наличии опасности больного по своему психическому состоянию для себя или окружающих
  • для детоксикации в целях решения вопроса о добровольном лечении, в случаях, когда лечение научно достоверно, с высокой степенью вероятности приведет к наступлению стойкой, длительной ремиссии.
ГАРАНТИРОВАННОЕ

ЛЕЧЕНИЕ ЗАВИСИМОСТИ


8 (800) 707-11-75 ПОМОЩЬ / АНОНИМНО / КРУГЛОСУТОЧНО

ЛЕЧЕНИЕ ОТ НАРКОМАНИИ - РЕЗУЛЬТАТЫ