Сеть наркологических клиник «ВИТА» для наркозависимых, алкоголиков и игроманов

Согласно исследованиям, люди с проблемами, связанными с злоупотреблением ПАВ (психоактивных веществ), считающие зависимость болезнью — реже сообщают о желании участвовать в эффективных методах лечения, по сравнению с теми, кто считает зависимость разновидностью девиантного поведения, которое можно изменить. Это важный аспект для общественных и межличностных коммуникационных действий в борьбе с различными формами аддикций.

«Когда мы стали говорить о наркомании, как болезни, нашей целью было стимулирование мотивации у зависимых на лечение и нивелирование социальной стигматизации наркоманов, это частично сработало, но парадоксальным побочным продуктом стало то, что некоторые зависимые, ощутили нехватку степени свободы; больные люди практически не могут контролировать свою болезнь» — пояснила Сара Десмарайс (соавтор статьи о работе и доцент психологии в Университете штата Северная Каролина).

«Мы проанализировали, какое действие оказывает на зависимого различные определения наркомании», — говорит Джени Бернетт, первый автор статьи и доцент психологии в NC State. «Мы сделали акцент на идентификации аддикции, как форме поведения, которое можно корректировать. Такое определение подчеркивает, что человеческие качества податливы, и одной из эффективных стратегий саморегуляции является обращение за помощью к другим».

Ход эксперимента.

В эксперименте участвовало 214 человек, страдающих от наркозависимости. 124 человека получили установку на то, что наркомания — разновидность девиантного поведения, 90 человек, что зависимость — болезнь. Им предоставили статью с описанием нескольких способов справиться со своей зависимостью. После изучения статьи, испытуемым задали ряд вопросов:

  • насколько они могут изменить свое злоупотребление психоактивными веществами;
  • насколько они уверены в своей способности решить проблему;
  • сколько они обвиняли себя в злоупотреблении психоактивными веществами;
  • планировали они искать несколько видов лечения наркомании.

В результате опроса выяснилось, что участники исследования, считающие зависимость формой поведения имели большую уверенность в своей способности справляться со своей проблемой. Результат был независим от числа людей в группах с чувством вины. «Мы хотим, чтобы люди чувствовали в себе силы и уверенность, чтобы изменить свое поведение, но не чувствовали себя виноватыми», — сказал Десмарайс.

Участники с установкой на то, что аддикция — форма поведения, проявили более сильные намерения обратиться за консультацией или когнитивно-поведенческой терапией по сравнению с участниками, которые получили сообщение о заболевании. При этом, не возникло никакой разницы между группами, когда речь шла о поиске фармакологического лечения от наркомании.

«Внушает большой оптимизм то, что группа по развитию мышления выражает большую готовность обращаться за лечением посредством консультирования или когнитивно-поведенческой терапии, кроме того, отсутствие различий между группами по медикаментозному лечению отражает тот факт, что обе группы одинаково ценят медицинские аспекты зависимости», — говорит Десмарайс.

Главный вывод — Стоит отказаться от сообщений о зависимости исключительно как о болезни. Эффективнее освоение потенциала концепции коррекции поведенческих моделей зависимых.